Чем обернулась с богом дружба
для принца юного – я вам
поведаю.
Но, чур, не нужно
искать здесь истины.

Словам
я этим вовсе не хозяин,
то лишь легенда с берегов
далёких греческих.
Не знаю
всей правды древних тех веков.

И всё же я нашёл забавным
на стих легенду положить.
А вышел ли рассказ мой складным,
то сами можете решить.

Итак, представьте:
полдень, лето,
повсюду солнце!
На реке
мужчина с юношей.
Раздеты
они совсем… и на песке…

Ну, что вы, нет, совсем иное,
про то мы можем лишь гадать.
Отбросим в сторону лихое,
на дальность диск взялись метать
они.
Не вижу в этом худа.

Их смех задорный всё слышней.
Вдруг из воды выходит чудо!
речная нимфа – страсть очей
мужских и говорит:

- Потише,
отец прилёг мой отдохнуть.
Он бог всех рек, устал, а вы же
ему мешаете уснуть.

Сказать, она была прекрасна,
что ничего не говорить!
Сам бог ведь постарался страстно
над ней!
Она могла затмить
собою женщину любую:
в глазах – бездонный океан!
Не сыщешь на земле такую,
объезди, сколько хочешь стран.

Стройна, изящна, голос нежный,
с осиной талией,
с лицом
немного детским, безмятежным –
она казалась просто сном.

- Ты кто?! – воскликнул поражённый
той красотою Аполлон. -
Стань мне женою наречённой.
Люблю тебя! – признался он.

- Я Дафна, - скромно отвечала,
смутившись, дева из реки. -
Но страсти я не испытала
мгновенной к вам.
Моей руки
достоин будет тот, кто дальше
с попыток трёх забросит диск.
Пусть случай разрешит без фальши
кому достанусь я.
Ведь риск
мужчину делает мужчиной!

И согласился Аполлон.
Но диск срывался без причины
с руки,
как ни старался он.

Уж дважды бросили и дважды
победу смертный одержал.
Здесь я отмечу, это важно:
стать лучшим вовсе не желал
принц Гиацинт.
Он безучастный
был к Дафне,
делал свой бросок
без умысла.
Не знал он, страстны
насколько боги…

Вдруг песок
окрасился кроваво-красным…,
и юный Гиацинт упал.
Его постиг конец ужасный,
которого никто не ждал.

То Аполлон метнул прицельно
диск прямо в голову ему.
Удар был сильным и смертельным
повергшим юношу во тьму.

И потрясённая, в волненье
бежала Дафна от лгуна.
Но преградил ей путь к спасенью
бог Аполлон.

Тогда она
взмолилась к помощи богини,
что назначала путь судьбе.
И стала лавром на равнине,
так сохранила честь себе.

А там, где Гиацинта кровью
была земля окроплена,
взошёл цветок, расцвёл с любовью –
знак юности,
и семена
его развеяло по свету…

На этом сказу и конец.
Всё так и было, уж, поверьте.
Не верите?
Что ж – вы мудрец!
Юрий Классик

Иванов А.А. Аполлон, Гиацинт и Кипарис

Миф

ПЕРВАЯ ВЕРСИЯ УБИЙСТВА ГИАЦИНТА.

Аполлона представлять не нужно.
Вот он – красавец и спортсмен (не хватает еще третьего эпитета – комсомолец!)



Мраморный бюст (римская копия с бронзового оригинала 460 г. до н.э.)

Его друг, возлюбленный, партнер (варианты выбирайте сами!) Гиацинт или Гиакинф - сын спартанского царя Амикла и правнук Зевса.
По другой версии мифа, его родители - муза Клио и Пиер.

Гиацинт был любимцем Аполлона, который нечаянно убил его, попав в него во время метания дисков. Из крови Гиацинта выросли цветы-гиацинты, как бы обагренные кровью, на их лепестках вырисовывается восклицание "ай, ай" - предсмертный стон прекрасного юноши.


Прекрасный, равный красотой самим богам-олимпийцам, юный сын царя Спарты Гиацинт был другом Аполлона. Часто являлся Аполлон в Спарту к своему другу и там проводил с ним время, охотясь на склонах гор или развлекаясь гимнастикой, в которой были так искусны спартанцы.
Почему Аполлон оставлял олимпийских богов и приходил в Спарту к Гиацинту?
Сердце этого божества света сгорало от любви.
Гиацинт тоже жил одной дружбой с Аполлоном. Игра на кифаре, искусства, науки были только содержанием, которым наполнялась эта божественная любовь.



Александр Иванов Аполлон, Гиацинт и Кипарис 1831-34 г.г.

Часто расспрашивал он о жизни богов и просил Аполлона рассказывать о его подвигах, о множестве великих судов совершенных, объяснить причины жестоких приговоров одним и несказанных милостей другим. Но Аполлон редко отвечал, а больше улыбался и молчал.
О чем были их нескончаемые беседы?
Их связывали неземные отношения, от века брак двух душ. Никакие слова «любовь», «эрос», «близость», «общение», «диалог» не могут определить эти отношения, именуемые девственной влюбленностью – неописуемым влечением бессмертного божественного существа к земному смертному, и земнородного к божественному.

Не раз они говорили друг другу:
- О, Гиацинт, если бы я был смертным как ты, я бы принес себя в жертву любви.
- О, Аполлон, нет для меня большей радости, чем умереть из любви к тебе. Быть может, так будет искуплена хотя бы малая доля моих грехов. Я смогу достичь Олимпа, и мы будем неразлучны.
Гиацинт забывал о своем предназначении стать царем Спарты, о долге перед отечеством и отцом. Нет, для него существовал только один Аполлон.
— Умереть в твоих объятиях, о, божественный, и быть восхищенным на Олимп! Быть может, так я отблагодарю Зевса за чудо общения с Его божественным вестником.
Ты, блистательный Аполлон, олимпийский любимец. А я, жалкий смертный, сойду в глухой и мрачный подземный мир. Неужели нам предстоит вечная разлука? Или я когда-нибудь дождусь, что мой светлый друг Аполлон посетит своего Гиацинта в царстве теней? Нет! Нет, нет! Никто никогда нас не разлучит. Боги что-то сделают, чтобы мы были неразлучны! Небесная любовь неразлучна, не правда ли, Аполлон?

Как-то друзья соревновались в метании диска. Первым бронзовый диск бросил могучий Аполлон. Высоко к небесам взлетел диск, точно солнечный, засверкал как звезда и полетел на землю.
Гиацинт не может отвести от него глаз. Что это? Не превратился ли бронзовый диск в сияющее солнце? И ослепленный неистовой радостью Гиацинт бежит за диском. Вот-вот он схватит солнце на руки и будет пить от его божественных лучей!
Подбежал Гиацинт к тому месту, куда должен был упасть диск. Но диск, отскочив от земли, со страшной силой ударяет его в голову. Кровь хлещет рекой. Темные кудри прекрасного, равного красотою самим богам-олимпийцам юного царя Спарты окрасились алым.

Ж.Брок Смерть Гиацинта 1801 г.

Аполлон подбегает к другу, приподнимает его, кладет окровавленную голову к себе на колени. Напрасны попытки Аполлона остановить кровь, хлещущую из раны, и исцелить своего друга. Поцелуями покрывает он лицо Гиацинта, но Гиацинт угасает на глазах друга. Ясные глаза его меркнут.
Аполлон слышит из уст его слова:
- Так вот как рассудила Мать наша Премудрость! Теперь мне будут прощены грехи.
О, Аполлон, я благодарю тебя. Через то, что ты сделал, боги Олимпа примут меня в свое царство.
Аполлон в отчаянии.
- Нет, нет! Ты не умрешь, мой прекрасный друг, мой Гиацинт, ликом прекраснейший богов, мудростью превосходящий олимпийцев! О горе мне, горе! Я стал убийцей друга. Зачем я бросил диск? Как теперь я искуплю свою вину перед тобой? О, если бы я пришел в мир смертным и мог умереть из любви к тебе! Не лучше ли мне сойти в безрадостное царство умерших, чтобы быть неразлучным с тобой? О, зачем я бессмертен? Как я хотел бы оказаться на твоем месте, Гиацинт, и умереть в твоих объятиях.
– Теперь мы будем неразлучно вместе, правда, Аполлон? Прости и не забывай меня, мой безумно любимый.
С этими словами Гиацинт умирает на руках Аполлона.
Аполлон подает последний поцелуй своему возлюбленному.
- Память о нашей любви, божественный Гиацинт, навсегда сохранится в истории человечества.
На месте смерти Гиацинта расцвел прекрасный цветок. Лепестки его сияли, как роса от слез Аполлона.

Материалы взяты из ВИКИПЕДИИ и сайтов:
www.holygrail.ru/page183/
artclassic.edu.ru/catalog.asp?ob_no=17749

копипаст

@темы: Красота, Греция, Античность